История Грузинского чая

Пост обновлен 30 апр. 2020 г.

Сегодня Грузия считается страной минеральных вод, вина, мандаринов. Но мало кто помнит, что во времена СССР Грузия была страной чая.

Об этом в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия рассказал президент ассоциации производителей чая Грузии Тенгиз Сванидзе.

История Грузинского чая

По некоторым историческим данным, впервые в Грузии чай появился в 1770 году, когда российская императрица Екатерина II подарила грузинскому царю Ираклию II самовар и чайный сервиз. Есть предположение, что первый куст чая в Грузии появился 208 лет назад во дворе князя Гуриели (отсюда и название популярнейшего на сегодняшний день бренда грузинского чая). Только у него было другое назначение – он был просто украшением сада. А для индустриализации первые чайные кусты к нам приехали из Китая. С тех пор прошло 170 лет, и именно с того момента мы празднуем день рождения грузинского чая.

на фото: чайные плантации Удельного имения

В XIX веке чай в России стал поистине любимым народным напитком. Его ввозили ежегодно десятками тысяч тонн (легально и, в обход таможенных сборов, контрабандой), его подделывали и фальсифицировали. Растущая, несмотря на высокую цену (дорогие сорта продавались по 10—12 рублей за фунт, что равнялось цене за две-три коровы) популярность рождала мысли о возможности культивировать чай в своей стране. Кавказское побережье по климату в этом смысле представляло самую перспективную область (Грузия с 1801 по 1917 гг. входила в состав Российской империи). До начала практического разведения чайного куста было опубликовано в Петербурге, Москве и Тифлисе более 30 специальных научных и популярных работ на эту тему.

Впервые чайные кусты вместе с другими экзотическими растениями были высажены в России сразу по окончании наполеоновских войн. По распоряжению херсонского губернатора герцога Э.О.Ришелье в 1817 г. они прибыли в только что организованный Императорский казенный ботанический сад (ныне Никитский) в Крыму близ Ялты. Первый эксперимент оказался неудачным: кусты погибли. В 1833 г. по распоряжению нового генерал-губернатора князя Михаила Воронцова из Китая была доставлена новая партия саженцев, которые прижились и дали семена. Директор сада Николай Гартвис всесторонне изучил условия их произрастания и рекомендовал перенести дальнейшие опыты на Кавказское побережье Черного моря. И в 1848 г. саженцы были отправлены из Никитского ботанического сада Сухумскому ботаническому саду и в Озургети.

200 кустов, прибывших в Озургети были высажены в казенном саду, бывшем владении князей Гуриели. Но после военной кампании 50-х годов в разоренном турками саду их осталось всего 25. Другая партия саженцев была послана и Мингрельскому князю Давиду Дадиани, который посадил их у себя в саду и успешно выращивал. Как редкое экзотическое растение чайный куст привлекал внимание любителей и разводился в частных садах Гурии и Мингрелии, близ Сухума и Сочи и в других местах. Окруженные хорошим уходом, кусты росли, цвели и давали семена. Но одно дело – вырастить несколько кустов в усадьбе себе на радость, и совсем другое – получить государственное финансирование под промышленную плантацию.


Видное место в истории грузинского чая принадлежит князю Михаилу Эристави. Он был первым, кто не только вырастил собственный чай, но и обработал его по всем правилам и отправил на выставку, где тот получил признание. Не имея агрономического образования, в своем хозяйстве в Гурии князь Миха Эристави выращивал табак, хлопок, цитрусовые и другие субтропические культуры. Чайные кусты он высадил в плодовом саду, который играл роль ветрозащитной полосы, согласно разработанному им плану комплексного субтропического хозяйства, где сочетались бы с чаеводством виноделие, плодоводство и шелководство. К сожалению, на государственном уровне поддержки энтузиаст-чаевод не встретил: в просьбе выделить кредит под расширение плантаций ему было отказано. После смерти М.Эристави чайным делом некоторое время занимался его сын, А.Эристави, но в 1907 г. он перебрался в Петербург и плантации пришли в запустение.

Попытки объединить усилия отдельных энтузиастов также не принесли результата. Под началом редактора газеты «Кавказ» Е.Сталинского в 1872 г. была организована группа учредителей, которые собирались выпускать акции под свое будущее чайное дело. Приглашенный из Калькутты известный чаевод капитан Вальтер Лайель привез семена и саженцы чая и ручался за успех дела. Однако в просьбе отвести бесплатно землю инициативной группе отказали, после чего она распалась.

Многие видные русские ученые поддерживали идею развития чаеводства на Кавказе. Среди них – академики А. М. Бутлеров и Д.И.Менделеев, В.Р.Вильямс и П.К.Зейдлиц.

В 1884 г. магистр П. К. Зейдлиц представил на Международном конгрессе ботаники и садоводства в Петербурге свою статью: «О разведении чайного дерева за Кавказом». Не ограничившись теорией, он предпринял ряд практических шагов по ее реализации, намереваясь продолжить опыты в своем имении близ Батума, и обратился к директору Русского общества пароходства и торговли адмиралу Чихачеву с просьбой доставить из Ханькоу семена и саженцы чая. Велико было отчаяние биолога, когда в июле 1885 г. на Батумской таможне весь ценный груз подвергли дезинфекции едкой известью... Уцелевший посадочный материал П.К.Зейдлиц передал инженеру-полковнику в отставке А. А. Соловцову, который продолжил его дело. Некоторая часть семян выжила и дала всходы. При заботливом уходе кусты начали давать семена и в 1893 г. на сельскохозяйственной выставке в Тифлисе чай А. А. Соловцова был награжден большой золотой медалью. После смерти Соловцева и эта чайная плантация пришла в упадок, но в Советский период была реанимирована.

Только к концу XIX столетия вся совокупность накопленного положительного опыта сделала возможным первый серьезный эксперимент по коммерческому разведению чая в районе Кавказа. В 1892 г. компания «К. и С. Поповы» приобрела около трехсот гектаров в Салибаури, Капрешуми и Чакве под чайные плантации. Имея за плечами многолетний стаж чаеторговли, собственные чайные фабрики в Китае в районе Ханькоу, потомственный купец Константин Семенович Попов в 1889, 1891 и 1893 гг. выезжал на чайные плантации Китая, Японии и Индии, где лично глубоко и предметно изучал все аспекты чайного дела – от выращивания семян и рассады до способов обработки чайного листа. В экспедиции 1893 г. принял участие страстный пропагандист идеи грузинского чая, выдающийся фармаколог и специалист по лекарственным растениям, профессор Московского Университета Владимир Андреевич Тихомиров. Большая коллекция чайных семян и черенков, собранных им в разных чаепроизводящих районах, была высажена на выкупленных компанией «К. и С. Поповы» землях. В общей сложности компания «К. и С.Поповы» вложила в свое предприятие более миллиона рублей.

Для патронажа К. С. Попов пригласил на службу китайского специалиста, помощника директора чайной фабрики в Нинчжоу. И хотя в историю русского чая этот человек вошел как Лау Джон Джау (правила транскрипции китайских слов на русский в то время были мало известны), настоящее имя его было Лю Цзюнь Чжоу (刘峻周). Лю родился в 1864 г. в провинции Хунань, в семье гуандунских хакка. Как отмечается в «кадастровом реестре родов», его генеалогическое древо восходит к Лю Бану, основателю династии Хань, которому он пришелся 76 потомком. При рождении получил имя Лю Чжао Пэн (刘兆彭). Пятнадцатилетним юношей Лю отправился в провинцию Чжэцзян изучать чайное дело. В  1888 г. в городке Нинбо он познакомился с К.Поповым, на которого произвел очень хорошее впечатление. А в 1893 г., когда Лю был уже помощником управляющего чайной фабрики, Константин Семенович предложил ему возглавить свое чайное отделение в Чакве. «…Меня привлекали совершенно новая для меня страна и сознание, что я в ней буду первым проводником чайной культуры, – вспоминал впоследствии Лау. – Решив окончательно ехать, я заключил с К.С. Поповым контракт на три года. Содержание мое равнялось 500 рублям в месяц при готовой квартире со столом, прислугой, лошадью с экипажем и прочее. Проезд мой в первом классе туда и обратно был также за счет К.С. Попова. На Кавказ я приехал в ноябре 1893 г.» Вместе с Лау прибыли десять помощников, мастеров-китайцев, а также десять тысяч черенков чайных кустов и несколько сотен пудов семян.

На фото: Лау Джон Джау. Чайная фабрика в Чакве, ок. 1907–1915 гг.

100 лет тому назад по поручению императора Николая II изобретатель цветной фотографии Сергей Прокудин-Горский отправляется в самые удаленные уголки Российской империи, чтобы в красках запечатлеть жизнь как она есть. Результат – сотни цветных фотографий, на одной из которых худощавый китаец с царским орденом на груди.

Все началось в далеком 1893 году. Осенним ранним утром Лау Чженьчжау отправился в далекую неизведанную Россию. Вместе с ним на пароходе плыли еще десять мастеров-китайцев, а в трюме лежали тщательно упакованные в тюки десять тысяч черенков чайных кустов и несколько сотен пудов семян. Путь был неблизкий, к Черному морю, в Батум.

Отец Лау был военным. По установившейся традиции сын также должен был поступить на военную службу. В 18 лет он уже капитан. В стране зреет недовольство против иностранных захватчиков. Особенно жестоко власти расправлялись с недовольными военнослужащими. Видимо, опасность ареста была настолько серьезная, что Лау Чженьчжау оставляет военную службу и уезжает работать в провинцию, на одну из крупнейших в Китае чайных фабрик «Кэй Цэн». Первые три года Лау проработал практикантом, после получил должность помощника директора.

Весной 1893 года  фабрику в Китае, на которой работал Лау, посетил русский купец Константин Семенович Попов. Позже Лау Чженьчжау писал в своих воспоминаниях: «Провинция эта отдаленная, глухая,  и К.С. Попов был первым европейцем, посетившим ее. Выписывая ежегодно для торговли чай нашей фирмы через Ханьчжоу и находя его одним из лучших, он заинтересовался производством чая на месте. Он познакомился со мной и предложил поехать к нему на службу в кавказское имение для разведения там чайной культуры. Предложение я принял охотно. Меня привлекали совершенно новая для меня страна и сознание, что я в ней буду первым проводником чайной культуры.


Лау организовал работу в Чакве по типу традиционной китайской деревенской фабрики: «ручная фабрикация чая китайцами производится с 1895 г. в небольшом сарайчике, в котором имеется 2 очага с вмазанными в них чугунными сковородами, множество сит, плетенок, подносов и разной формы корзин из бамбука, несколько циновок, чугунные сковороды и веялка для сортировки готового чая. Все эти предметы привезены из Китая» (из воспоминаний инженера В. Масальского). В 1895 г. на фабрике было изготовлено 20 фунтов чая (чуть больше 8 кг), 1896 г. — 97 фунтов (40 кг), 1897 г. — 1200 фунтов (около 500 кг).

Приготовленный Лау чай был представлен на Парижской выставке и получил большую золотую медаль. В 1897 г. компания выписала из Англии оборудование для большой механической фабрики (с нефтяным двигателем) по образцу цейлонских. Пропускная способность фабрики за сезон составляла 200 тонн зеленого листа. В 1898 г. фабрика выпустила 13 тысяч фунтов (5200 кг.) готового чая.

на фото: за 10 лет безупречной службы Лау был награжден орденом Св.Станислава, купил небольшой участок близ Батуми, где построил дом и по разрешению императора выпускал чай под собственной этикеткой


Примеру К.С.Попова последовало Удельное ведомство (прим.ред.: государственное учреждение Российской империи, с 1797 по 1917 гг. осуществлявшее управление имуществом императорской семьи). В 1895 г. оно начало скупать довольно обширные земли в Чакве и снарядило экспедицию на Юго-Восток Азии под началом лучших ученых того времени — агронома и специалиста по субтропическим культурам И. Н. Клингена, профессора А. Н. Краснова, горячего патриота «Южной Колхиды», будущего основателя Батумского ботанического сада, и агронома В. Симонсона, который по возвращении написал «Практическое руководство к разведению чайного куста».

Вернулась экспедиция в 1896 г. с шестью тысячами чайных саженцев и двумя тоннами семян. Но пока она путешествовала, Чаквинское Удельное Имение заключило договор с А. Соловцовым, который засеял 20 десятин земли материалом со своих участков. К 1900 г. у Удельного Имения было 98,5 гектаров чайных плантаций, а к 1917 г. около 550 гектаров. Сорта преобладали китайские, частично индийские и японские. Растения индийского чая не приживались по условиям климата, а японский чай стали заменять в последующем более крупнолистным. Лучшим материалом были признаны хозяйственные популяции из Янлоудун и Нинчжоу, а также индийско-китайский гибрид Кангра, привезенный из Западных Гималаев.

В 1899 г. была построена чайная фабрика с объемом переработки в 1 миллион килограммов зеленого листа и выработано первые 930 фунтов (370 кг) готового чая. В 1901 г. от К. Попова на должность заведующего Чаквинской чайной фабрикой перешел Лау Джон Джау (он проработал в Чакве последующие 25 лет, в 1923 г. был награжден Советским правительством орденом Трудового красного Знамени и в 1926 г. вернулся в Китай). Значительная часть плантаций в Грузии была в дальнейшем засеяна семенами из Чаквы. Здесь же, на фабрике, росли и первые чайные мастера. 

Местные жители, работая на плантациях Салибаурского и Чаквинского имений, знакомились с чаеводством и переносили свои знания в родные села. В 1910 г. общая площадь чайных плантаций Аджарии достигла 125 га, а число чайных хозяйств возросло до 101. Впрочем, мелким предпринимателям выгоднее было сдавать сырье Чаквинской фабрике, чем управляться с соблюдением множества формальностей. Акцизная система требовала, чтобы развеска и упаковка проводились в присутствии чиновника в специальных помещениях. А еще приходилось заказывать в типографии этикетки и хлопотать о продаже.

Несмотря на успех чайных начинаний князя М.Эристави, в Западной Грузии – в Озургетском, Сенакском и Зугдидском уездах – разведение чайной культуры на коммерческой основе началось несколько позже, чем в Аджарии. И здесь оно поддерживалось, в основном, мелкими хозяйствами. Единственная чайная фабрика находилась в Гурии, в поместье князей Накашидзе. Построенная в 1908 г. эта фабрика была снабжена электрическим двигателем в 25 лошадиных сил, роллером и кирпичной печью с камерой из листового железа. За год на ней перерабатывалось до 500 пудов зеленого листа.

Большой вклад в развитие чайного дела в Гурии внес Ермил Накашидзе. Агроном по образованию, он обошел Гурию, Мингрелию и другие районы в поисках лучших земель для закладки чайных плантаций. Он обучал крестьян кустарному способу переработки чайного листа, а затем стал инициатором и руководителем строительства чайной фабрики в Озургетах с отделениями в Анасеули и Насакирали. Он перевел на грузинский язык брошюру агронома С. Тимофеева «Краткое наставление по разведению чайных кустов в западной части Кутаисской губернии» и раздавал ее соседским беднякам. Его энтузиазм находил отклик в сердцах простых людей, и многие занялись чаеводством, а выращенное сырье сдавали на фабрику.

После установления Советской власти Е.Накашидзе стал одним из инициаторов создания акционерного общества «Чай-Грузия. При его активном участии были созданы чайные хозяйства в Чакве, Салибаури и Зедобани. В 1928 г. вышла в свет написанная им книга «Чайный куст, его разведение и переработка чая».

Сбор чая в Удельном имении,1907–1915 гг. Цифровое изображение с Прокудина-Горского

В Абхазии, на землях которой были в 1848 г. высажены первые в Грузии чайные кусты, больших промышленных плантаций и фабрик до революции не было. 

В 1885 г. академик А. М. Бутлеров на своем участке между Сухумом и Новым Афоном заложил небольшую чайную плантацию и даже готовил собственный чай. А начиная с 1900 г. Министерство Земледелия под руководством профессора С. Н. Тимофеева организовало в Абхазии несколько небольших опытных плантаций. Первое большое чайное хозяйство в Абхазии заложил крестьянин Ражден Тодуа. Несколько сезонов он проработал в Чакве и в конце концов решил заняться чаем самостоятельно. Весной 1914 г. он посеял чаквинские семена на площади 0,5 гектара в селе Поквеши Очемчирского района и в 1917 г. он собрал первый урожай. Приготовленный собственноручно чай продавал на рынке в г. Очемчири под маркой «Чай Тодуа». 

Всего в дореволюционной Грузии действовало три большие чайные фабрики, оборудованные английскими машинами, и несколько кустарных предприятий. Они обрабатывали сырье, собранное в собственных хозяйствах, а также купленное у владельцев мелких плантаций. Скупая его по довольно высокой цене, владельцы фабрик стимулировали дальнейшее развитие чаеводства. Всего под чаем к 1917 г. было занято всего около 1000 гектаров земель, а валовой объем составлял 140 тонн. При том, что импорт чая в Россию в этом же году составил 75 800 тонн, на долю грузинского не выходило и одного процента. Однако начало было положено.

Выпускавшиеся до революции сорта «Богатырь», «Кара-Дере», «Зедобань», «Озургетский» были весьма качественными. Лучшей репутацией пользовался чай фабрики К. С. Попова. Он получал высокие оценки и награды на русских и зарубежных выставках. Но большую часть продукции составлял низкосортный «солдатский чай», производимый на Удельной фабрике, который закупало военное ведомство «для довольствия нижних чинов».

на фото: фирма «Братья К. и С. Поповы» имела право изображения государственного герба на упаковке, рекламе и этикетках с 1894 года, а с 1898 года получила звание «Поставщик двора Его Императорского Величества». являлась поставщиком ряда европейских королевских и императорских дворов: Греции, Бельгии, Румынии, Швеции, Италии, Австрии, а также шаха Персидского.


Первая Мировая война остановила развитие чаеводства на Кавказе: чайные районы оказались в прифронтовой полосе. В апреле 1918 г. они были оккупированы турками, затем турок сменили английские войска. Чайные хозяйства пришли в полное запустение. Острый недостаток хлеба заставлял крестьян забрасывать участки чая, а местами даже уничтожать его и сеять кукурузу.

После Октябрьской революции собственность больших и малых чайных компаний была национализирована и распределением с конфискованных складов занялась организация «Центрочай». В июле 1921 г. в Чакве прошел первый в истории съезд чаеводов Аджарии, где были разработаны мероприятия по возрождению чайной промышленности. И уже через два был собран и переработан рекордный за все время существования Чаквинской фабрики суточный урожай. В июле 1925 г. отправили на Нижегородскую ярмарку 5000 пудов чая (10 вагонов).

В конце 1925 г. руководство чайным делом возглавило Государственное акционерное общество «Чай-Грузия» (первоначальное название «Чай-Колхиды»). Развитие чайного дела на Кавказе рассматривалось правительством как программа большой значимости: десятки миллионов рублей расходовались ежегодно на кредитование чайных плантаций. Хозяйства кредитовались на беспроцентной или льготной основе. Чаеводы снабжались хлебом по дешевой цене. А так как с внедрением чая вытеснялась кукуруза, их отоваривали и зерном в соответствии с площадью закладки.

на фото: реклама грузинского чая, 30-е годы

Летом 1926 г. Акционерное общество «Чай-Грузия» открыло в Чакве опытную станцию, а в 1930 г. в Озургетском районе был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт чайного хозяйства, куда вошли Званская, Чаквинская и Зугдидская опытные станции, а позже открылись филиалы в Сухуми и Поти. 

Внедрение мало изученной, новой культуры требовало от работников чайного дела большого энтузиазма. Отсутствие теоретических знаний и практического опыта заставляло обращаться к специалистам из-за рубежа и учиться на собственных ошибках. Так, например, непригодным для наших условий оказался траншейный способ посадки. Неправильной оказалась и рекомендация высаживать семена индийской разновидности, не приспособленные к климатическим условиям наших районов.

Для закладки первых плантаций были закуплены 492 т семян из Индии, 390 т – из Японии и 39 т из Китая. На покупку семян расходовалось золото, поэтому одной из первоочередных задач была переориентация на собственный посевной материал. Она была решена к 1932 г., после которого Россия перешла целиком на семена, заготовляемые на своих плантациях.

В 1948 г. Ксении Ермолаевне Бахтадзе удалось вывести уникальные гибриды «Грузинский №1» и «Грузинский №2», по урожайности на 30-35% превосходящие обычные. За эту работу она была удостоена сталинской премии. А всего за долгие годы селекции К.Е. Бахтадзе получила 19 новых сортов чая, адаптированных к нашим условиям. Один из них, «Грузинский №8», впоследствии названный «Герой Зимы», под снегом выдерживал 25-градусный мороз! В наши дни – это основная чайная культура Дагомысского хозяйства Краснодарского края.

на фото: Герой Социалистического Труда, академик Ксения Бахтадзе


Для оказания консультативной помощи в 30-е годы в Грузию приглашали иностранных специалистов. В своей докладной записке на имя директора «Чай-Грузия» английский доктор Г. Манн писал: «В отношении Ачигвари мы считаем, что место под имение выбрано исключительно плохое, и мы не понимаем как такие новые закладки были санкционированы». Индийский плантатор В. Барбер в своем отчете добавлял: «Я не колеблясь осуждаю это место… перспектива самая безнадежная».

«Отнюдь! – ответили коммунисты. – Ваши капиталистические методы, конечно, не позволяют в полной мере раскрыть потенциал местности, но мы покажем миру, на какие чудеса способен советский чаевод!» И показали: Ачигварский совхоз в 1959 г. получил по 2618 кг чайного листа с каждого из 730 га своих плантаций, а Джохеджианский – в среднем по 4693 кг листа на площади 490 га.

Стали появляться «мастера высоких урожаев», собиравшие в среднем по 40—60 кг листа в день. Чайные стахановцы всячески приветствовались и поощрялись. Сборщица Чаквинского совхоза Пация Долидзе 21 мая 1936 г. поставила мировой рекорд, собрав за 1 день 120,7 кг листа. Юлия Погорелова в Очхамурском совхозе в те же годы выполняла 250% дневной нормы, за 116 дней собрав 3348 кг. В 1957 г. звено Татьяны Чаидзе собрало 8892 кг листа с гектара, в 1958 – по 10 015 кг, а в 1959 г. с каждого гектара было собрано в среднем по 11 090 кг листа. Нина Гогодзе собрала 11 582 кг (в пересчете на гектар), а Татьяна Чаидзе – 16 450 кг. Ее мечта – превзойти мировой рекорд цейлонских чаеводов – сбылась!

Тысячи сборщиц чая были удостоены правительственных наград, а некоторые даже стали депутатами местных органов управления, вплоть до Верховного Совета СССР. Таким удивительным образом чай «приводил во дворцы» своих новых вдохновенных адептов, одновременно с этим воплощая в жизнь тезис В.И.Ленина о том, что и «кухарка будет управлять государством».

на фото: герой социалистического труда Татьяна Чхаидзе (вторая слева) и ее звено

Новые чайные фабрики возводились «в полном соответствии с последними достижениями науки и техники», применявшимися в Индии, на Цейлоне и других колониальных плантациях. Это была эпоха, когда в общественное сознание входили идеи прогресса, механизации и массового продукта. «Широкие массы крестьян стали заниматься чаеводством, сменив дедовские приемы ведения натурального хозяйства на современные» – с гордостью сообщали газеты того времени.


В 1921 г. в Грузии было изготовлено 550 тонн сортового чайного листа, в 1940 году — 51 300, в 1976 году — 356 тысяч тонн. И если в 1921 г. средняя урожайность составляла 541 кг с гектара, то в 1940 году — 2292, а в 1976 году — 6800 кг. В Индии, где сезон сбора чая составляет одиннадцать, а в Шри Ланке десять месяцев, средняя годовая урожайность плантаций была почти такая же, как у грузинских чаеводов.

В технологический процесс обработки чая с 1932 г. начали внедрять искусственное завяливание собранного листа в специальных камерах Ш. Марделейшвили. Это позволило в три раза сократить продолжительность процесса, который прежде проводился под солнцем на цементных площадках, а затем в помещениях на полках в течение 18—24 часов. Теперь завяливание занимало всего 4—6 часов. Были введены новшества и в процессы ферментации, сортировку и сушку чая.

Когда «Чай-Грузия» начала свою работу, необходимое фабричное оборудование – роллеры, печи, сортировальные и другие машины завозились из заграницы. Но начиная с 30-х годов все оборудование уже изготавливалось на заводах Грузии, откуда оно отправлялось во все чаепроизводящие районы Союза, а также и во Вьетнам, Китай и Индонезию.

С 1930 г. на закладке чайных плантации начали работать тракторы, что позволило освоить значительные площади целины (эцери). Западная, заболоченная часть Колхидской низменности в Грузии являлась гиблым местом. Крестьянам не под силу было отвоевать у болот даже клочок земли под посевы; кроме того, малярия уносила сотни жизней. Осушение и освоение болотистых земель потребовало огромных сил и средств. Но в результате там, где раньше господствовали болота, раскинулись чайные и цитрусовые плантации. Малярия отступила вместе с болотами. На Колхидской целине выросли десятки благоустроенных поселков.

Грузинский чай в советском союзе

Во времена СССР чайные плантации по всей стране занимали 67 тысяч гектаров. Для сравнения сегодня грузинский чай выращивается не более чем на двух тысячах гектаров.

Во времена Советского союза грузинское чаепроизводство занимало четвертое-пятое место по качеству во всем мире. Ежегодно мы производили около 120 тонн продукции, собиралось по 500-600 тонн чайных листьев. Грузинский чай прочно занимал 87% всего чайного рынка Советского союза.


Конец эпохи грузинского чая

Упадок грузинского чая начался в 90-х годах прошлого века. На это повлияла непосредственно ситуация в стране – распад Советского союза, гражданская война, потеря рынков, резкий упадок производства. Все это произошло в одночасье, а для того, чтобы это все восстановить, нужно много времени.

МИНСЕЛЬХОЗ ГРУЗИИ "Бархатный чай" реабилитирует чайные плантации в Имерети.

Конечно, все эти факторы вытекают один из другого – потеря рынков вызвала резкий упадок производства, упадок производства вызвал закрытие и расформирование заводов, а после произошла их дальнейшая приватизация. Чайные плантации оказались заброшены. Все это нужно восстанавливать пошагово, а как вы знаете, разрушить можно все в одну минуту, а строить заново все придется многие годы.


Госпрограмма по реабилитации чайных плантаций кроме увеличения площадей посадок.


ТБИЛИСИ, 6 июня — Sputnik. Кооператив "Бархатный чай" осуществит реабилитацию чайных плантаций на территории в 10,5 гектаров в регионе Имерети (Западная Грузия), который первым получил финансирование в рамках госпрограммы "Грузинский чай". Реализация государственной программы по реабилитации чайных плантаций "Грузинский чай" началась с 2016 года. В рамках программы, планируется поэтапная реабилитация 7 тысяч гектаров чайных плантаций, существующих на балансе государства.

Государство также осуществит программу по содействию малым предприятиям по переработке чая и вместе с организациями-донорами будут запланированы программы по сертификации и будут реализованы все соответствующие мероприятия, которые необходимы для экспортирования продукции в Евросоюз, сообщает Минсельхоз.

В грузинском сельскохозяйственном ведомстве подчеркнули, что целью приоритета развития села является создание дополнительной стоимости на селе, развитие инфраструктуры и сопутствующей деятельности и рост прибыли сельского населения.

Грузии при помощи китайских компаний будет выполнен комплексный проект по возражению чайной промышленности в стране.

Соответствующий меморандум был оформлен между Партнерским фондом, Минсельхозом Грузии и китайскими компаниями Beijing Jinfenghengye Agricultural Development Co., Ltd. и Xinjiang Hualing & Trade (Group) Co. Ltd, говорится в сообщении Партнерского фонда Грузии.

Кроме выращивания чая и его переработки, китайские инвесторы намерены развивать в регионах присутствия в Грузии экотуризм.

ТБИЛИСИ, 12 мая — Sputnik.


В Грузии при помощи китайских компаний будет выполнен комплексный проект по возражению чайной промышленности в стране. Соответствующий меморандум был оформлен между Партнерским фондом, Минсельхозом Грузии и китайскими компаниями Beijing Jinfenghengye Agricultural Development Co., Ltd. и Xinjiang Hualing & Trade (Group) Co. Ltd, говорится в сообщении Партнерского фонда Грузии. Индустриально-коммерческий и культурно-туристический проект состоит из нескольких частей. Он охватывает восстановление чайных плантаций, переработку чая, усиление чайной промышленности и развитие экотуризма.


"У нашей страны есть лучшие условия для масштабного развития чая и его промышленности, а также хорошая возможность утвердиться на рынках Азии и Европы", — сказал исполнительный директор Партнерского фонда Давид Саганелидзе.

Этот проект будет способствовать сотрудничеству между двумя странами в отрасли чайной промышленности и в реализации стратегии "Новый Шелковый путь", отметил Саганелидзе.

В апреле крупнейшая компания-производитель чая в Китае Yunnan Dianhong Group заявила о планах построить в Грузии чайный завод и производить экспортную продукцию. В рамках госпрограммы по реабилитации чайных плантаций китайская компания планируется посадку новых сортов чая в Самегрело и Аджарии.

Реализация государственной программы по реабилитации чайных плантаций "Грузинский чай" началась с 2016 года. В рамках программы, планируется поэтапная реабилитация 7 тысяч гектаров чайных плантаций, существующих на балансе государства.


Государство также осуществит программу по содействию малым предприятиям по переработке чая и вместе с организациями-донорами будут запланированы программы по сертификации и будут реализованы все соответствующие мероприятия, которые необходимы для экспортирования продукции в Евросоюз.

Первые чайные плантации в стране появились еще в XIX веке. Пик производства пришелся на 70-ые годы прошлого столетия. Тогда чай из Грузии пили практически все государства социалистического лагеря. Теперь власти страны надеются вернуть местному продукту былую славу путем привлечения инвестиций.


История прордолжается в наши дни!))) И по мере событий мы будем вносить их в эту статью.....


#История_Грузинского_чая #Китайские_корни_Грузинского_чая #История_чая


Просмотров: 34Комментариев: 0

Интернет-магазин чая

8-928-88-18-480 Натали

Купить чай оптом

8-928-22-15-668 Виталик

вк.png

Россия, Краснодар, Москва, Ростов на дону, Сочи, Ставрополь, Крым, Майкоп, Анапа, Пятигорск, Владикавказ, Махачкала, Кропоткин, Адлер, Геленджик,

Волгоград, Воронеж, Самара, Казань, Уфа, Пермь, Нижний Новгород, Новосибирск, Красноярск, Екатеринбург, Санкт-Петербург, Тюмень, Саратов, Пермь.

© 2014 - 2020 ЧайныйЧеловек.рф  Все права защищены.